Рожденная побеждать



Завтра у великой баскетболистки Ульяны Семеновой - юбилей.

Если спортивные достижения приравнивать к научным, Ульяна Семенова вполне заслужила профессорское звание. Впрочем, обладать им она могла и в реальной жизни: диплом с отличием Инфизкульта открывал перед спортсменкой перспективы преподавательской карьеры. Но Семенова осталась на площадке. И собрала на ней все возможные титулы. В том числе уникальный и неповторимый - "Лучшая баскетболистка Латвии XX века".

Деревенская закваска.

Знаменитый тренер Александр Гомельский в одной из своих книг вcпоминал, что, прослышав о живущем где-то под Цесисом великане-лесорубе, отправился к нему, познакомился и убедил в необходимости заняться баскетболом. А вскоре спортивный мир узнал о суперцентровом рижского СКА и сборной СССР Янисе Круминьше. С Семеновой было гораздо проще. В 1960-70-е годы в Латвии проводился республиканский конкурс под условным названием "Алло, мы ищем высоких!" Спортивная газета постоянно публиковала его условия, главным из которых было: в определенном юношеском возрасте соответствовать определенному росту. Школьные учителя физкультуры активно включились в заочное соперничество, и вскоре в Риге стало известно о 13-летней Ульяне Семеновой из Латгалии, которая давно переросла многих сверстников-мальчишек и продолжает расти дальше.

В Медуми зачастили гости из столицы, каждый хотел своими глазами увидеть будущую баскетбольную звезду. Радости на сей счет не выказывал только один человек, Ларион Семенов, отец Ульяны. Он даже отправился в город, где решил показать дочку врачам. Те не нашли никаких отклонений, признали девочку очень даже здоровой и поспешили успокоить родителя: мол, свежий деревенский воздух, физический труд и нормальное питание делают свое дело.

Осенью 1965-го Ульяна переехала в Ригу. Дорогу от интерната на улице Грауду, куда ее определили, до спортшколы ТТТ, где Семенова постигала азы баскетбола, она запомнила как таблицу умножения - из Пардаугавы до Воздушного моста приходилось ездить ежедневно, иногда по нескольку раз. Но она не чувствовала усталости, быстро привыкнув к сумасшедшему ритму новой жизни. "Новая жизнь была интересной, но требовала максимальной концентрации сил, - вспоминает Ульяна. - Однако здорово помогала деревенская закалка". И не только она - у себя в Медуми Семенова выступала в школьных соревнованиях по ручному мячу и легкой атлетике, любила велосипед и лыжи. Наверное, поэтому тренировки в баскетбольном зале не слишком утомляли, а возникавшие здесь проблемы касались главным образом техники игры. Но опять же воспитанная на земле хватка и настырность брали свое: всего через полгода Семенова была включена в сборную команду школьников Латвии 18 лет в сборной.

В 1967 году в составе этой команды она выиграла первую в жизни золотую медаль - Всесоюзной Спартакиады школьников. И буквально на следующий день получила приглашение в молодежную сборную СССР. Вместе с ней отправилась летом в Италию, на юниорский чемпионат Европы. Уля удивляется сама себе, говоря, что до сих пор помнит результат финального матча, в котором вместе с подругами выиграла у девушек Чехословакии - 48:35. А вот сколько очков в нем набрала, запамятовала. Впрочем, когда выступаешь в команде, это не так важно.

Опять же в Италии состоялся дебют Семеновой в главной сборной. Тренировавшая ее Лидия Алексеева сажает на скамейку знаменитую узбекскую центровую Равилю Салимову и доверяет 16-летней рижской школьнице место в стартовом составе - рядом с одноклубницей по ТТТ Скайдрите Будовской. Тактический ход себя полностью оправдал: никому не известная центровая, к тому же левша, смело шла вперед, бросала, сама подбирала отскочившие мячи, и поскольку блокировать ее еще не научились, отправляла их в кольцо. Пока соперницы приноравливались к дебютантке, время чемпионата вышло, и Уля повезла домой еще один титул чемпионки Европы.

Случалось, за год она выигрывала по нескольку золотых медалей. Например, в 1971-м, когда в третий и последний раз (далее не позволял возраст) стала победительницей молодежного первенства континента и получила первый титул чемпионки мира, став заодно чемпионкой страны.

За время, проведенное в сборной СССР, Семенова стала двукратной олимпийской чемпионкой и чемпионкой мира, 8 раз удостаивалась лавров первенств Европы, побеждала на Всемирной Универсиаде. Дольше Ульяны в этой команде не играл никто: придя в нее школьницей в 1968 году, она простилась со сборной 18 лет спустя опытнейшим турнирным бойцом.

С чувством глубокой "благодарности".

Хотя понятие "простилась" в данном случае достаточно условно. Знаменитую центровую попросту "ушли". Новый главный тренер сборной Леонид Ячменев, возглавлявший динамовок Новосибирска - извечных соперниц ТТТ, - и в силу этого питавший особые чувства к рижской команде и ее лидеру, поставил перед руководителями Спорткомитета СССР условие: либо я, либо Семенова.

Никто ей не сказал ни "извини", ни "спасибо". Семенова собиралась на сборы в Раубичи, когда из Москвы позвонила... врач сборной Полина Афанасьевна Судакова и, испытывая явную неловкость за тех, кто уполномочил ее сделать это, произнесла: "Уля, можешь никуда не торопиться. И вообще, считай себя свободной от сборной...".

Чемпионат мира того года проходил в Москве. И она решила поехать туда туристкой. Завидев ее на трибуне, американки прослезились от радости: мы - чемпионки! И они действительно стали ими.

Плевок в душу Уля переживала тяжело. И когда не так давно к ней приезжали московские телевизионщики, желая рассказать о прошлом и нынешнем житье-бытье, она выложила им все, что думает. Возможно, слова Семеновой услышали те, в чей адрес она прошлась. Интересно, икнулось кому-либо из них?

Первая легионерша.

Когда Семенову отлучили от сборной, она продолжала играть за ТТТ. И еще целый сезон оставалась лучшей во всесоюзном первенстве в двух или трех номинациях. Во всяком случае, по числу набранных очков и подборов шла вне конкуренции. И шла бы еще долго, не предложи ей поиграть за границей.

Мадридский клуб "Тинторетто", куда сосватали чемпионку, дебютировал в тот год в высшей лиге национального первенства. На момент приезда Семеновой, которая из-за травмы опоздала к началу сезона на два с половиной месяца, клуб пребывал в нижней части турнирной таблицы. Когда турнир финишировал, "Тинторетто" не хватило самой малости для завоевания высшего титула!

"Тогда я и почувствовала по-настоящему, что значит быть спортивной звездой. Почему только тогда? Да потому, что, когда мы вместе с подругами по сборной прилетали в Москву с очередных Олимпийских игр или чемпионата мира и привозили для страны самые почетные звания, нас, как правило, никто не встречал с цветами, музыкой, никто не жал рук и не произносил торжественных речей. Почести воздавали только дома, в Риге, хотя славу мы добывали не только для своих республик и городов. Зато в Мадриде почета было сполна. Едва приезжала на игру, как стоявшие у входа болельщики порывались поднять меня на руках и нести до раздевалки, а каждый выигрыш клуба сопровождался всенародным ликованием. Во время финальной серии плей-офф, когда на установленном рядом с залом огромном экране транслировалась наша игра, вокруг собиралось несколько тысяч человек, после матча они сливались с тысячами сидевших на трибунах и устраивали настоящую фиесту", - рассказывает Семенова.

В свободное время Ульяна любила гулять по Мадриду и не переставала удивляться тому, как практически в каждом уличном кафе ее приветствуют посетители, а количество автографов, которое она раздала во время испанского периода своей жизни, многократно превосходит все прочие. О ее необычайной популярности баскетболистке рассказывали и в советском посольстве, куда она должна была приходить ежемесячно за своей зарплатой и где внимательно следили за местной прессой. Правда, суммы, за которые двукратная олимпийская чемпионка расписывалась в посольских ведомостях, явно не соответствовали ни ее мастерству, ни тем более оговоренным в контракте. Приснопамятный "Совинспорт", представлявший в те годы интересы всех спортсменов большой страны за ее пределами, отбирал у Семеновой 95% причитающихся денег, и ей частенько приходилось недоедать. Благо, президент клуба "Тинторетто", узнав об этом, установил для латышской легионерши персональную стипендию, не указывая ее ни в одном из документов.

Зал славы.

Тяжелейшая травма, полученная Семеновой в Испании, должна была поставить на ее спортивной карьере жирный крест - с такими повреждениями не играют. Однако она мужественно довела до конца сезон в "Тинторетто", помогла клубу вознестись на второе место и только тогда полетела в Ригу. К профессору Виктору Калнберзу. Который не просто спас ее ногу от ампутации, но и вернул в строй. А она в свою очередь помогла родному клубу ТТТ сохранить прописку в высшей лиге, откуда тот после ее отъезда едва не вылетел.

Была в жизни первой советской баскетбольной легионерши еще одна попытка поиграть вдали от дома. Но во Франции ей явно не климатило - достали болезни. И разорвав контракт, она вернулась домой. Где стала кавалером ордена Трех Звезд; получила диплом Международного олимпийского комитета "Фэйр плей" за то, что всегда придерживалась честных принципов борьбы; оказалась первой европейской спортсменкой, удостоенной чести быть принятой в Зал баскетбольной славы в американском Спрингфилде; создала, возглавила и на протяжении ряда лет единолично тянет социальный олимпийский фонд спортсменов, благодаря чему подпитывается энергией сама и сохраняет ее в десятках ветеранов, называющих Улю мамой ***.

Приснопамятный "Совинспорт", представлявший в те годы интересы всех спортсменов большой страны за ее пределами, отбирал у Семеновой 95% причитающихся денег.

В свободное время Ульяна любила гулять по Мадриду и не переставала удивляться тому, как практически в каждом уличном кафе ее приветствуют посетители.

Автор: Валерий РОЙТМАН, Телеграф

Автор: Mellisa
Добавлено: 09.03.2014 19:08
0

Holy Toedlo, so glad I clicked on this site first!

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha