Что год минувший нам оставил



Ушедший год смело можно назвать годом колоссальных сделок и суперслияний. Стремительно прогрессирующая глобализация мировой экономики и ускорение технического прогресса привели к объединению компаний не только из разных стран, но и с разных континентов. "Республика" предлагает вашему вниманию свой перечень самых грандиозных сделок 2000 года.

Но начнем мы все же не с сумм, выражающихся в триллионах долларов и характерных для экономики мирового лидера - Соединенных Штатов, а с более скромных цифр. Но значительно более близких нам.Хотелось миллиарда (мобильная связь).

Безусловно, сделкой года № 1 стала продажа одного из латвийских операторов мобильной связи Baltkom GSM шведской компании NetCom AB (через ее дочернее предприятие Tele2) за 277 млн. USD.

Событие так потрясло латвийскую общественность, что когда новый хозяин заложил Baltkom GSM в лондонском филиале канадского банка Canadian Imperial Bank of Commerce за 123,6 млн. Ls, распространились слухи о сумме в 995 млн. USD - вероятно, из желания "оперировать миллиардами". Слухи скоро были опровергнуты, и Латвии стать обладателем миллиардной сделки не удалось.

Пожалуй, здесь еще все впереди. Особенно если исходить из недавно презентованной группой титанов латвийской экономической мысли Концепции развития Латвии на ближайшие десятилетия. Там указано, что будущее Латвии - в IT и коммуникационных технологиях. Пока же в 1 млрд. USD оцениваются все инвестиции зарубежных компаний - членов и активистов Совета иностранных инвесторов.

Клиенты разобрали (газ).

Прочие сделки года далеко отстали от рекорда. В числе наиболее значительных отметим мартовскую продажу 10,7 млн. акций Latvijas gќze за 22,3 млн. Ls. Прибавив сюда декабрьские 2% (798 тыс. акций), получим сумму почти в 25 млн. Ls. На наш взгляд, здесь более важна даже не сумма, а тот факт, что эти аукционы сделали фирму Itera Latvija (наряду с российским "Газпромом" и немецкими Ruhrgas и E.ON Energie AG) одним из ведущих акционеров латвийского газового монополиста. Itera Latvija принадлежит теперь 14,8% акций. У латвийского государства осталось всего 8% акций. Так что ни Gaz de France, долго и безуспешно пытавшаяся принять участие в приватизации Latvijas gќze, ни другие претенденты вряд ли уже смогут "вклиниться" в число владельцев контрольного пакета.

Иностранцы в Латвии (банки).

Банковская отрасль Латвии в прошлом году переживала экспансию иностранного капитала. Правда, год начался с весьма неоднозначного ухода из Латвии французского банка Societe Generale. Но тенденции это не породило (по всей видимости, не было среди кого порождать). И уже летом немецкий Norddeutsche Landesbank приобрел Rїgas komercbanka (RKB), превратив его в Pirmќ banka. Дело даже не в величине суммы - она-то как раз (из-за успешного доведения RKB до неплатежеспособности) была смехотворной. Однако после недавнего увеличения акционерного капитала Pirmќ banka до 8,32 млн. Ls и превращения его в 14-й по величине банк Латвии Norddeutsche Landesbank прочно обосновался в Латвии. И не скрывает своих планов взяться за "выполнение ведущей роли в процессе консолидации латвийского банковского сектора". В середине лета стратегического инвестора в лице инвестиционного фонда, принадлежащего российскому МДМ-банку, привлек Latvijas Tirdzniecїbas banka. Тогда Банк Латвии понес первую потерю: руководитель департамента по надзору за кредитными учреждениями Арманд Штейнберг ушел в обновленный банк работать президентом. Буквально в самом конце года - в течение одного только декабря - весьма громогласно напомнил о себе Rietumu banka. Сначала объявил о привлечении стратегического инвестора Islandsbanki-FBA, которому будет продано 56,2% акций (общий объем сделки и последующих инвестиций оценивается в 27 млн. USD).

А спустя пару недель Rietumu banka получил разрешение Банка Латвии на приобретение 100% акций латвийского Saules banka. Сумма сделки не разглашается, эксперты, правда, называют 10-12 млн. Ls. Цифры этой сделки войдут в реестр уже нынешнего года, который обещает нашей банковской сфере массу интересного.

Свято место.. (пищевая промышленность).

Говоря о промышленности, нельзя обойти два события. Во-первых, это покупка фирмой Staburadze за 8 млн. Ls другого ведущего латвийского кондитера - фирмы Laima. Сделка четко демонстрирует процесс развития империи Гисли Рейниссона, генерального консула Исландии в Латвии и по совместительству владельца почти трех десятков латвийских предприятий. В 1995 году Г.Рейниссон, по его собственным словам, принял решение, что в Латвии будет находиться его бизнес. Который теперь распространяется от холдинга Nordic Industries с его Олайнским индустриальным парком до кондитерского рынка. Плюс планы вплотную заняться пищевой промышленностью и даже развитием латвийской туристической инфраструктуры.

Еще одним событием можно считать покупку фирмой Rїgas Originalais пивоваренного предприятия Rїgas alus у New Technology and Business Development Corporation (бывшая Ave Lat Grupa). Событие важно не только само по себе - после покупки на Rїgas alus началась новая жизнь, но и как показатель (вместе с продажей Laima) полной реструктуризации шкелевской New Technology and Business Development Corporation, за последнее время продавшей почти все свои предприятия пищевой промышленности.

И это не предел.

Следующий год обещает стать в Латвии еще более бурным. Тому есть несколько причин. Во-первых, рано или поздно должен завершиться процесс приватизации, так что нам еще предстоит рассказывать о продаже, например, Latvijas Ku‡niecїba. В прошлом году в стране впервые зазвучал термин "либерализация рынка электроэнергетики". Так что это - во-вторых. Поучаствовать в либерализации, между прочим, уже активно вызвались американский Caterpillar, российский "Газпром", английский Rolls Royce и немецкий Siemens.

Наконец - и это в-третьих, - чем ближе Латвия ко вступлению в ЕС, тем активнее пойдет купля-продажа. Стимул есть для обеих сторон. Купить дешевле сегодня, чтобы продать дороже завтра, - классическая спекулятивная схема, используемая любым покупателем. С другой стороны, местному бизнесу есть о чем подумать - после слияния с Европой ситуация может развиваться по-разному, а сегодня на руках у латвийцев есть хороший товар в виде достаточно крупных предприятий и компаний и - главное! - есть спрос на него. Так почему бы не продавать? Или, как вариант, не начинать заблаговременно выводить капиталы из страны.

А в это время за океаном (Америка).

Бесспорным лидером в прошлом году, как всегда, стали Соединенные Штаты. В уходящем году сумма сделок и приобретений американских компаний достигла рекордного показателя. Так, по данным аналитической компании Thompson Financial Securities Data, сумма сделок, относящихся к слиянию и приобретению, существенно превысила 1,64 трлн. USD. Таким образом, прогнозы о том, что нестабильность на финансовых рынках замедлит темпы вступления в корпоративные альянсы, не оправдались.

Самой крупной из объявленных сделок в сфере нефтебизнеса стало приобретение компанией Chevron Corp. концерна Texaco Inc. за 34 млрд. USD. В результате слияния второй и третьей по величине компаний США в мире появилась пятая по рыночной капитализации нефтекомпания стоимостью 85 млрд. USD.

Для Chevron эту сделку можно считать очень удачной: в прошлом году она хотела заплатить за акции Texaco по 70 USD, но слияния не состоялось. В нынешнем же с Texaco удалось договориться. Концерн купил акции по 64,87 USD. И даже автоматически переняв (по условиям сделки) 8 млрд. USD долга Texaco, покупатель не остался внакладе. Теперь у Chevron в запасе будет 8,26 млрд. баррелей нефти. Кроме того, обе компании занимали хорошие позиции в Западной Африке, на постсоветском пространстве и в Латинской Америке. И слияние позволит им расширить сферу деятельности.

Впрочем, у многих аналитиков есть опасения, что после этого объединения на американском нефтяном рынке останется слишком мало нефтяных компаний, ведущих борьбу за потребителя. Это вызовет дальнейший рост цен на бензин даже в том случае, если будет решен нынешний нефтяной кризис. Собственно, по указанной причине сделка вызвала неподдельный интерес антимонопольного комитета.

Не менее значимым событием в сфере нефтебизнеса стала покупка компанией Exxon одной из крупнейших нефтекомпаний США - Mobil. В результате на свет появилась самая крупная в мире нефтяная корпорация, получившая название Exxon Mobil Corporation. Новая компания имеет филиалы более чем в восьмидесяти странах. Сумма сделки составила более 76,2 млрд. USD. Заключение ее было продиктовано не политическими, а чисто экономическими соображениями. В частности, необходимостью сокращения издержек. Впрочем, сотрудникам компании все эти события не принесли ничего хорошего. По условиям сделки, в новой корпорации будет работать на 9 тыс. человек меньше, поскольку произойдет неминуемое объединение ряда отделов, департаментов и реорганизация управленческой системы.

В области информационных технологий наиболее значимой сделкой года стало объединение крупнейшего в мире интернет-провайдера America Online (AOL) и Netscape. Сделка была совершена путем обмена акций, а ее общая сумма составила 4,2 млрд. USD. Кроме того, AOL сформировала стратегический альянс с Sun Mikrosystems, одной из целей которого стало создание интернет-устройств, поддерживающих язык Java. От этой консолидации выиграла вся тройка. AOL - как провайдер услуг Интернета, Sun - как лидер по производству программного обеспечения корпоративного класса и сетевых вычислительных средств, Netscape - как производитель комплекса программных средств и услуг для электронной торговли.

Кроме того, AOL объявила о слиянии с медиагигантом Time Warner. В результате этой сделки в рамках одного гигантского конгломерата под названием AOL Time Warner объединятся такие компании, как AOL, CNN, Netscape, Warner Brothers, CompuServe, журналы Time и People. Предполагается, что будущая компания, образующаяся в результате слияния, будет стоить 350 млрд. USD. Таким образом, данную сделку можно назвать крупнейшим слиянием в истории. Предполагаемый доход нового образования составит более 30 млрд. USD.

Самой крупной сделкой Америки в последнее время с полным на то основанием можно считать продажу знаменитого нью-йоркского Рокфеллер-центра. Комплекс, построенный во времена Великой американской депрессии, включает в себя семидесяти- этажное здание компании General Electric, здание Radio Corporation of America, Radio City Music Hall, ледовый каток и знаменитую площадку, на которую ежегодно стекаются тысячи туристов полюбоваться рождественской елкой.

Буквально накануне Нового года семья миллиардеров Краун из Чикаго и компания Tishman Speyer Properties объявили о намерении купить весь комплекс за 1,85 млрд. USD. Они образовали инвестиционную группу, которая выкупит долю нынешних владельцев здания - банкира Дэвида Рокфеллера, Goldman Sachs Group, а также двух богатейших семей - Аньелли из Италии и греческого судовладельца Ставроса Ниархоса. Ожидается, что сделка будет оформлена весной 2001 года. Tishman Speyer Properties и семья Краун уже приобрели пятипроцентную долю в этом комплексе. Соглашение разорвет последнюю связь Рокфеллера с историческим комплексом, носящим его имя.

На родном материке (Европа).

Не остался в стороне от процесса глобализации и Старый Свет. Всего три месяца понадобилось британцам, чтобы, несмотря на мощное сопротивление германской политической и деловой элиты, заполучить одну из крупнейших германских компаний. Задуманная британо-американской телекоммуникационной компанией Vodafone AirTouch Plc. сделка по враждебному поглощению германского концерна Mannesmann AG в конечном итоге превратилась в дружественное слияние. Дружба обошлась британцам в 206 млрд. EUR. Кроме того, в Европе появился третий по величине авиаконцерн - European Aeronautic Defence and Space Company (Европейская компания воздушной обороны и космоса). Концерн возник в результате слияния французской фирмы Aerospatiale Matra, немецкой DaimlerChrysler Aerospace и испанской Casa. Он займется производством новых лайнеров Airbus и займет второе место по строительству пассажирских самолетов после американской Boeing.

Предполагается также, что компания сыграет большую роль в создании европейского истребителя. В новом концерне будет занято 92 тыс. человек. По мнению экспертов, столь масштабная европейская интеграция в самолетостроении открывает возможность для противостояния американскому господству в оборонной и аэрокосмической области.

Самой же большой неудачей Европы в области слияний и сделок с полным на то основанием можно назвать срыв объединения Франкфуртской и Лондонской фондовых бирж. Переговоры между двумя биржами были прекращены в октябре, когда акционеры Лондонской фондовой биржи (ЛФБ) оказались не способны принять окончательное решение по условиям слияния. В результате сделка была аннулирована. Для руководства ЛФБ требование коллег из Франкфурта о выплате компенсации в размере 9 млн. USD за срыв этой сделки стало весьма неприятным сюрпризом. Пока управляющие ЛФБ пытаются в судебном порядке разрешить этот спор и не допустить столь крупной выплаты своим несостоявшимся партнерам.

Остается добавить, что 2001 год обещает стать не менее урожайным и готовит нам новые, грандиозные по своим масштабам, сделки и слияния. Ведь число факторов, подталкивающих бизнесменов к объединению, увеличивается день ото дня. Компании заключают союзы по всему миру, чтобы: а) создать эффект присутствия на любом новом, пусть даже малоперспективном на первых порах рынке; б) сэкономить на дорогостоящих работах по созданию новых видов продукции, а также на капиталовложениях в технологии ХХI века; в) снизить текущие издержки производства. Так что волна слияний вряд ли пойдет на спад -- тому нет ни малейших предпосылок.

Автор: Владимир ГОЛОВАНОВ, Дмитрий ВЛАСОВ, Республика, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha