Президент Страдыньш



Сотня умнейших голов Латвии находится в этом зале, а не в тюремных камерах, сказал академик Янис Страдыньш, получивший от коллег заверение в доверии, то есть избранный президентом Латвийской Академии наук. Надо сказать, более подходящего на этот пост ученого трудно себе представить. Сам он, правда, добавляет, что для него это не только честь, но и бремя, поскольку "я по-прежнему хотел бы остаться ученым. Президент должен выполнять презентативные функции, а работа исследователя требует сидения в лаборатории, библиотеке... Однако почти шесть лет я был вице-президентом ЛАН и часть времени посвящал тому, чтобы преобразовать академию из совокупности институтов в совокупность личностей, как это имеет место в странах Запада. Талис Миллерс остается вице-президентом, второй вице-президент Юрис Экманис и генеральный секретарь Андрей Силиньш тоже остаются на своих местах, вот вчетвером мы и будем продолжать тянуть этот воз". Кабинет Страдыньш менять не будет, только оживит стены картинами Варславенса и Калнрозе. Да, Страдыньш был избран в пятницу, 13 февраля, заседание началось в 13.00, и он не отрицает, что немножко суеверен, однако надеется, что эти "чертовы дюжины" суммируются.

Восстановили уважение.

Страдыньш взялся за эту работу, чтобы сохранить то положительное, что достигнуто в последние годы: "Моя стратегическая цель - смена поколений, чтобы академия продолжала существовать, когда старых ученых уже не будет. ЛАН восстановила известное уважение в обществе. Наука сейчас - одна из пяти сфер, в которых Европейский союз положительно оценивает Латвию, несмотря на очень маленькую финансовую поддержку государства".

Трансформация науки была объективным процессом, однако в эшелонах власти резко проявилась недооценка науки, считает Страдыньш: "В Эстонии и в Литве представители власти в целом были более интеллектуальны. Латвия всегда была гораздо более прагматичной страной. В первом описании Риги, в Космографии Себастьяна Мюнстера 1537 года говорится: "Богатые и купцы у них в большом почете, а ученые мужи - вовсе нет". В Европе научные фонды насчитывают много миллиардов экю. Если к 2010 году, когда мы войдем в ЕС, наши научные школы будут уничтожены, мы не сможем участвовать в их конкуренции, и другие государства наша конкурентоспособность не заботит. Они, возможно, будут поддерживать тут высшее образование как инструмент выкачивания мозгов". Старший сын Страдыньша тоже внес свой вклад в "утечку мозгов" - пять лет проработал в Чикаго, а сейчас отправляется для лазерных исследований в Японию. "У него нет настоящих перспектив для возвращения сюда". Второй сын сейчас стажируется в Литве, он занимается детской кардиохирургией: "Эту хирургию можно развивать только там, где государство заботится об аппаратуре. Может получиться, что второму сыну тоже придется уехать отсюда".

Почему ученые, раз они самые умные, допустили, что государство с ними не считается? "Процессы транформации поначалу грубы. Развитие примитивного капитализма определяют не какие-то высокоинтеллектуальные люди, а способность к накопительству и оборотистости. Известное исключение, когда интеллектуалы получают слово в таком государстве трансформации, составляют Чехия и Эстония.

В Латвии сегодня науки могло бы вообще не быть. Но не исчезнет ли от этого качество людей в Латвии?". Страдыньш надеется на сохранение нашего национального своеобразия: "Неунифицированное человечество ярче. В Латвии, к счастью, а может, к несчастью, национальное своеобразие создается известным провинциализмом. Сейчас он в некотором смысле больше, чем был в советское время. Но это защитная реакция. Надеюсь, что наше национальное своеобразие не исчезнет, иначе не стоило бы жить в Латвии, я мог бы уехать в США к сыну и чувствовал бы себя комфортнее. Но сейчас я взялся поддерживать диалог между Латвией и миром - я являюсь также членом многих других академий, это дает мне возможность говорить о проблемах Латвии за ее пределами".

Страдыньш продолжает исследования и в молекулярной электрохимии, и в истории наук: "Я закончил большую книгу о научных обществах и создании Академии наук в Латвии". Страдыньш много пользуется Интернетом, "но сам активно им не занимаюсь, мне все присылает сын. По сути я человек XIX или даже XVIII века с примитивными письменными орудиями и неразборчивым почерком. Я понимаю ценность Интернета, но не хочу противопоставлять его библиотеке". Он выступает за строительство Национальной библиотеки: "Мы с Вилксом говорили, что и Академия наук могла бы перейти туда в какие-то комнатки, и шкаф с дайнами был бы уместнее в Замке света, чем в Доме колхозника. Однако строить библиотеку мы можем только в том случае, если деньги не будут отняты у школ. Недавно я приехал из Селии - сын восстанавливает там дом - знаете, по вечерам там, словно глаза волков, над заснеженными полями светятся редкие огоньки, как во времена Старого Стендерса...".

Автор: Эгил Зирнис, Диена

Автор: Esteban
Добавлено: 29.11.2015 05:48
0

Haha. I woke up down today. You've cheeerd me up!

Автор: Aleksandr
Добавлено: 28.11.2015 19:43
0

Knodelwge wants to be free, just like these articles!

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha