Гражданство в наследство



Во вторник, 15 сентября в cуде Видземского предместья города Риги рассматривалось дело Елены Козиной о констатации факта, имеющего юридическое значение. Со стороны судебное заседание можно было принять за урок истории, ведь его заочной героиней стала бабушка истицы - уроженка Риги 1906 года Надежда Николаевна Мартынова. Увезенная в 1915 году из осажденной Риги своею матерью в Петербург, она оставила своей внучке Елене в наследство право на латвийское гражданство, которое-то и предстояло доказать.

Закон о гражданстве дает возможность внеочередной натурализации для лиц, имевших право на латвийское подданство в соответствии с Законом о подданстве от 23 августа 1919 года, но этим правом не воспользовавшимся, и их прямым потомкам. Правила Кабинета министров предусматривают констатацию факта неиспользованного права в судебном порядке. Решение суда является основанием для подачи документов на натурализацию. В этот понедельник для Елены Козиной долгий пятилетний путь архивных поисков увенчался успехом: право бабушки на латвийское подданство было доказано, но саму Елену от желанного гражданства еще отделяют экзамены, присяга, вынесение постановления Кабинета министров о присвоении гражданства - вся процедура натурализации.

Елена Аркадьевна от интервью Диене отказалась: "Я сама хочу использовать архивные материалы о моей семье! Буду писать". Одна лишь подробность: при обращении в архив требовалось указать, где была крещена рожденная в 1881 году прабабушка Мария Яковлевна Небо, дочь управляющего Кузнецовским фарфоровым заводом. Елена писала одно название рижской церкви за другим. Приходил отрицательный ответ из Никольской, писалось следующее заявление - "в Ивановской". Еще восемь месяцев ожидания. И снова отрицательный ответ. "Дошло до курьеза: я уже собиралась писать в очередной раз "в Христорождественском соборе", но на момент прабабушкиного рождения он был еще не построен". Наконец Елена Аркадьевна угадала: во Всехсвятской "Первая мировая война заставила покинуть дом многих тысяч жителей Риги. Моя прабабка с дочкой бежали в Петербург, жили в семье, которую расстреляли в 1917-м, потом были высланы из блокадного Ленинграда за немецкую фамилию сестры прабабушки. В 1946 году все вернулись в Ригу, где я и родилась." Подробности семейной истории, уточняющие вопросы судьи, оригиналы и копии документов... Судебное заседание по просьбе истицы ведется на русском языке. Она извиняется за недостаточное знание государственного языка и обещает "подучить" к экзаменам. Пока длится перерыв, присутствующий на заседании представитель Видземского отделения УН Гунар Ласманис консультирует Елену Козину, как лучше подготовиться к проверке знаний.

По словам начальника отделения УН Видземского и Латгальского предместий Юриса Квелде, в судебном порядке свою принадлежность к возможным подданным Первой Латвийской республики доказывают четыре-пять человек на предместье в год. Это совсем немного, учитывая массовую эмиграцию в первую мировую войну. Многие просто не знают, с чего начать, другим не хватает энергии, времени и денег, чтобы вести архивные поиски и уплатить судебную пошлину. "Есть еще одна категория лиц, которая, имея право на внеочередную натурализацию, должна пройти через суд: это насильно ввезенные в Латвию в период фашистской оккупации лица, которые имеют измененную дату рождения. Мы уже сталкивались с тем, что матери правдами-неправдами меняли своим детям год рождения, чтобы их не забрали на принудительные работы в Германию. Принципиально разница в несколько лет не влияет на допуск к внеочередной натурализации, но при оформлении документов всплывает путаница в датах, которую необходимо устранить в судебном порядке", - говорит г-н Квелде.

Автор: Анна Строй, специально для Диены, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha